Александр Багаев / Alexander Bagaev (bagaev_alex) wrote,
Александр Багаев / Alexander Bagaev
bagaev_alex

Categories:

Цитата дня антикоррупционная историческая

Абсолютная власть коррумпирует абсолютно. Это знаменитое изречение относится, естественно, к властям предержащим.
Но ведь не менее абсолютно -- и уже кого угодно, а отнюдь не только элиту -- коррумпируют абсолютные деньги (если под "абсолютными" понимать деньги, достающиеся "на халяву", то есть без вложения собственного труда).
Поясню.



Кто постарше, те все наверняка помнят наивно-пройдошистого Лёню Голубкова и его сакраментальную фразу: Я не халявщик -- я партнёр.
А я бы в этот же ряд и даже поперёд эмэмэмовского шедевра поставил бы фразу, которую тоже если не произносят, то уж думают наверняка многие миллионы Лёниных духовных братьев по всему свету:

Я не рантье -- я инвестор.

Многие считают -- ошибочно -- что быть "рантье" стало зазорным с лёгкой руки "нашего" Владимира Ильича и "их" Карла Маркса.
На самом же деле "ренты" и живущих припеваючи "рантье" первым на государственном уровне заклеймил и активно с ними боролся -- Жан-Батист Кольбер, знаменитый "министр финансов" и даже "глава кабинета" при Людовике XIV.

Вот как Кольбер оценивал ренты и рантье -- то есть инвесторов (цитирую):

С точки зрения экономической он считал их лентяями-паразитами... а в политическом плане он их считал опасными.

Вполне логичное убеждение для человека, который заложил основы колониального распространения Франции и её превращения в великую державу, высшей честью считал упорный труд, прославился своей беспощадной борьбой с коррупцией и вернул своему суверену (тогда это был ещё не народ, а король) то национальное достояние (в первую очередь земли), что разбазарили его предшественники.
То есть государственники во власти считали "инвесторов" (всех, кто живёт на ссудные проценты) постыдными паразитами и своими опасными политическими противниками ещё за 200 лет до появления теорий Маркса.

Чем прекрасны исторические чтения? -- такими вот своими неожиданными, иногда невероятными параллелями с днем и с деятелями сегодняшними.

Пытаешься, например, понять, как правильно назвать по-русски историческую финансовую реалию времён Кольбера -- а параллельно вдруг осеняет, чего это буржуазная французская революция -- то есть как раз революция инвесторов -- "в лице Вольтера" так взъелась на свою Церковь (слово, для которого я всё никак не найду правильный перевод, выделено в нижеследующей цитате):

Pour masquer le caractère de crédit ou taux d'intérêt qui étaient interdits par l'Église catholique, ces rentes étaient exprimées par l'inverse du taux d'intérêt, appelé denier. Une rente de 5 % était ainsi un denier de 20.

(Мой перевод: Чтобы операция не выглядела по внешним признакам предоставлением кредита под фиксированный процент, запрещённый тогда католической Церковью, ренты оформлялись показателем, обратным проценту на кредит, и назывались denier. Соответственно 5-процентную ренту называли denier ("в 20 пунктов"?).



Жан-Батист Кольбер, выходец из простой, не аристократической -- не элитной, как сегодня говорят -- семьи. Всю жизнь, вопреки злейшим интригам аристократической элиты, не за страх, а за совесть служил своему суверену.

_______________________________
Источник: Michel Vergé-Franceschi. Colbert: La politique du bon sens. http://www.amazon.fr/Colbert-La-politique-bon-sens/dp/2228896985
Tags: О книгах, Об истории, Цитата дня
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments