?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Alexander

Alexander

У меня, к сожалению, нет под рукой подходящих фотографий (они все в Москве и в Сибири у родни). Но в связи с войной я всегда вспоминаю вот что:

— мой папа в 14 лет (в 1937 году) попал под поезд и потерял правую ногу по колено; в 1941 году, когда МГУ эвакуировался, папа (иногородний студент второго курса мехмата) остался в Москве и пошёл работать на 2-й Подшипниковый завод; в начале 1944-го года он, наконец, приехал навестить вернувшихся из эвакуации в Харьков родителей; по рассказам бабушки, на нём был один пиджак, а все его пожитки умещались в одном маленьком чемоданчике (мы в мореходке с такими в баню ходили); как и где папа прожил в Москве эти свои три рабочих военных года так и осталось неизвестным, потому что сам он никогда не рассказывал;
— мой дядя (папин единоутробный брат) Георгий (в семье дядя Юрик) в 1939 году закончил в Харькове лётное училище и сразу ушёл штурманом дальней бомбардировочной авиации на финскую войну; там же в Карелии и Заполярье он отслужил всю Великую Отечественную; вернулся живой;
— второй мой дядя (тоже папин единоутробный брат) Вивиан (дядя Вивик) до войны был на ХТЗ инженером-конструктором (участвовал в организации выпуска первых Т-34); неоднократно писал заявления с просьбой отпустить его на фронт; не отпускали; отпустили только после того, как завод эвакуировали за Урал и там снова запустили производство; ушёл на фронт старшим лейтенантом - танкистом; сгорел в танке во втором бою; поле (но не точное место), на котором погиб дядя Вивик — под Смоленском — папа и дядя Юрик нашли с помощью военных архивистов уже только в середине 1970-х; (шурином дяди Вивика был прошедший всю войну и ставший впоследствии знаменитым в мире военного строительства генерал-майор-инженер Константин Башлай)
— наконец, мой третий дядя (папин единокровный брат) Дизидерий (дядя Дизя; самый старший из братьев) был до войны инженером-строителем; в 1938 его "взяли" и отправили на Дальний Восток, но не в лагеря, а на строительство рубежа обороны (типа "линии Мажино", на некотором удалении от границы, длиной многие сотни километров); там он его и строил до 1953 года, когда его освободили по амнистии; но обратно в Харьков дядя Дизя не вернулся, остался там; вскоре умер; жившая с ним в последние годы женщина рассказывала, что он очень сильно пил;
— родной мамин Пятигорск немцы оккупировали несколько месяцев; моя бабушка Александра — из графьёв; комплекцией и всем видом точная копия Эдит Пиаф — прославилась в городе тем, что на рынке публично костерила немцев, и ей почему-то за это от них ничего не было.

Вот.

Вместо фотографий:

Posted by Alexander Bagaev on 9 май 2017, 12:34