?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Британцы решили сами сообщить про всех сразу своих спортсменов, которые применяли запрещённые для всех остальных медицинские препараты: 53 британских атлета — то есть примерно 15% британской команды, занявшей второе место в командном зачёте на ОИ 2016 — "законно" использовали допинг с ведома и по разрешению WADA. (см. сообщение BBC: http://www.bbc.com/sport/cycling/37371057 )

Что я думаю о том, как "с этим бороться", написал вчера.
О нарушении если не буквы, то духа антидопинговых нормативов думаю просто: спортсменам, страдающим хроническими болезнями, для лечения которых им необходимы "запрещённые" препараты, должно быть запрещено участие во всех официальных соревнованиях вплоть до их полного выздоровления; если болезнь требует использования допинга, она должна быть запрещена на тех же основаниях, что и сам допинг, поскольку точно так же даёт спортсмену точно те же незаслуженные преимущества; так что принцип должен быть прост: ты болен этой болезнью? — иди выздоравливай, потом приходи опять...
Но есть и гораздо более серьёзный аспект у этой вдруг возникшей в нашей жизни проблемы.



Начну с примера из другой области.

Вот на Западе любят рассуждать о коррумпированности российских политиков и на этом основании объявляют Россию нецивилизованной, недемократичной страной. При этом кто дословно, кто имплицитно даёт понять: зато вот у нас всё чисто, так что учитесь у нас.

Оставим в стороне нелогичные в силу этого периодические восклицания российских "либералов" о том, что нас должно интересовать только то, что происходит у нас, а также их имплицитное представление о процессе обучения западным ценностям как о безоговорочном оптовом начётничестве.

Посмотрим, что такое "некоррумпированность" политиков на Западе.
Самый свежий, самый типичный и самый прозрачный пример — Жозе Мануэль Баррозу. До 1 ноября 2014 года он был главным административным служащим ЕС (эквивалент премьер-министра страны) — Председателем Европейской комиссии. Именно в его срок пребывания в этой должности случился колоссальный скандал с греческим суверенным долгом, когда выяснилась скрытая и крайне неприглядная роль американского банка Голдман Сакс в искусственном накачивании и одновременно сокрытии этого долга: всё, что случилось с Греций следом, стало результатом именно этой навязанной американскими банкирами глубоко порочной и незаконной практики. Организовывал административное и политическое давление на возмутившийся греческий политический класс — именно Баррозу. Активно помогал замять этот скандал — тоже, конечно же, он.
И вот совсем недавно — в июле 2016 года — отставной европейский политик высшего ранга Баррозу получил малообременительную, но зато очень высокооплачиваемую должность — синекуру — внештатного Президента Goldman Sachs International (международного подразделения Голдман Сакс с штаб-квартирой в Лондоне).

Естественно, тут же возникает вопрос, нарушил ли Баррозу какой-то закон, и потому имеет ли тут место осуществление какой-то коррупционной схемы?
Ответ на первую часть вопроса однозначный: нет. Закон гласит, что такие гос.служащие ЕС, как Баррозу, не имеют право наниматься на такие должности в течение первых 18 месяцев после выхода в отставку. Баррозу нанялся в банк — через 21 месяц.
А вот ответ на вторую часть вопроса — расплывчатый: неизвестно.
Все признаки того, что банк оплачивает чиновнику оказанную ранее услугу, что в какой-то момент в далёком или не очень прошлом Баррозу заключил с банком сделку об отсрочке этой оплаты на положенный законом срок и получил от банка должные гарантии — налицо. Но — не доказано ведь.

Так что с одной стороны, как бы не были очевидны признаки коррупции — всё равно не вор, коли в суде не доказано.
А с другой стороны — судя по всем признакам — вот он чётко действующий механизм "отложенной во времени" коррупции в основе которого лежит (скорее всего) устный джентльменский договор.
(Для сомневающихся сразу отмечу, что, как и в преступном мире и в мире спецслужб, безусловное и беспрекословное соблюдение таких устных уговоров с агентурой является правилом, от которого полностью заивисит дальнейший доступ к услугам агентов; "кинешь" раз одного — об этом сразу узнает "рынок", и никто к тебе на службу больше не пойдёт.)

Итак, вывод. На Западе создан, отлажен и законодательно оформлен механизм вполне законных индивидуальных расчётов заинтересованных групп в частном секторе с политиками, проводящими желательную для них линию (список примеров начинается с Тони Блэра, Анатолия Чубайса, супругов Клинтонов, Джона Мэйджора, Колина Пауэлла — и практически бесконечен).

И точно то же самое мы видим в случае с законным и незаконным применением допинга: оформи должным образом медицинские заявки — и применяй допинг (получай должность-синекуру с миллионым окладом).

В чём же тут "хитрость"? А в том, что и в том, и в другом случае может существовать недоказанная и практически недоказуемая устная договорённость об "отсроченном" (неявном) вознаграждении. Как это происходит с политиками уже рассказано, а в случае со спортсменами это будет договорённость с врачами, подписывающими ложные диагнозы и оформляющими мошеннические заявки, и с функционерами самой WADA, странным образом не замечающими несуразность статистических показателей заболеваемости (достаточно посмотреть концентрацию "законных" астматиков на один квадратный метр международных спортивных соревнований, чтобы понять, что медицинско-административное мошенничество хоть в какой-то степени явно присутствует).

О том, что наши политики цивилизованный западный способ вполне успешно осваивают, свидетельствуют примеры как успешно заработавшего после отставки многие миллионы Горбачёва, так, возможно, и Медведева с Путиным (в их случае уже очевидно, что они не воруют на службе, но ещё предстоит узнать, каково оно у них сложится на пенсии).

А вот то, что в спорте мы цивилизованные способы ещё не освоили — очевидно следует из событий последних месяцев.

И поэтому, исходя из всего сказанного, главный вопрос сегодня на самом деле вовсе не тот, о котором столько галдят: поменять Мутко и Ко! "очистить" российский спорт! вернуться в дружную международную семью!

Главный вопрос на самом деле: продавать ли душу дьяволу?

В советские времена можно было вступать в КПСС, а можно было не вступать. Если ты про себя решал не вступать, то никакого криминала в твоей последующей беспартийности не было — была гарантированная потеря допуска к верхней, самой доходной части твоей возможной карьеры. Но зато ещё тоже была твоя гораздо бòльшая свобода: партия не могла командовать и вертеть тобой и заставлять тебя идти на сделки с собой и со своей совестью, шантажируя тебя — потому что вот исключение из партии — это да, был фактически криминал, волчий билет. И именно поэтому изначальный выбор — без всякой публичной фронды, наедине с самим собой — в партию не вступать был выбором, сохранявшим надежду на хоть какую-то свободу и чистую совесть в этом тоталитарном мире. Это была — точка бифуркации, как сегодня выражаются.

Так вот выбор, который России сейчас предстоит сделать — присоединяться ей или нет к существующей сегодня "законной" системе "разрешённого" допинга WADA — это именно такая точка бифуркации и именно такой нравственный выбор для нас как нации: решим мы вступить в "Партию цивилизованного Запада", откажемся мы от шанса на хоть какую-то чуть большую долю свободы и чистой совести, или же всё-таки наберёмся смелости и не вступим в "партию", коррумпированность которой если не по букве, то по духу очевидна, и если не доказана в суде, то только пока.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
peters2012
Sep. 16th, 2016 02:33 pm (UTC)
Надо сначала проверить сведения о том, что несколько десятков российских спортсменов тоже принимают (по мед.показаниям) препараты. Тот самый "разрешенный допинг". если это так, то точка бифуркации пройдена. Тем не менее, не к ночи помянутая КПСС - красивый пример))
( 1 comment — Leave a comment )