?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Цитирую (немного подправив синтаксис оригинала):

Анисимов, как всегда, молодцом:
" Последнее время противники режима, осознав своё полное одиночество в стране и отторжение себя народом, запели новую песню. Оказывается, в России два народа. Один высококультурный народ Толстого, Пушкина и Достоевского, а другой тупой неграмотный раб, обожающий кнут хозяина. И вот второй гадкий народ постоянно мучает и обижает первый.
Вот я, например, происхожу из пролетарской семьи, профессор теорфизики, читаю на трёх языках, тем не менее, по их классификации принадлежу к неправильному народу, так как поддерживаю агрессивную внешнюю политику кровавого тирана. И знаю массу других прекрасно образованных людей, имеющих такую же позицию. Нет никакой корреляции между уровнем образования и политическими взглядами.
А какими взглядами обладали вышеупомянутые классики Русской литературы? Достоевский был вообще реакционер и черносотенец. Толстой — боевой офицер, усмирявший диких чеченцев и воевавший в Севастополе против цивилизованных англичан с французами. А Пушкин поддерживал подавление польского восстания и говорил общественному мнению запада, чтобы не лезли не в своё дело
.

Теперь моё мнение.



Есть огромное различие между русской культурой XIX века и даже начала XX, и культурой всего остального ХХ и начала XXI века.
Тогда — в отличие от сейчас — в нашей национальной культуре практически полностью отсутствовала её нынешняя еврейская составляющая (она существовала только на уровне регионального фольклора).
А вот 1917 год дал нам в конце концов, как ему и было положено (если учитывать, какие именно конкретные силы реально совершали все перевороты), три реальных революции: властную (смена распоряжающихся богатствами), национальную (освобождение и наделение всеми возможными правами еврейской общины) и культурную. При этом культурная революция явилась прямым следствием революции национальной и косвенным результатом революции властной: наша культура стала смесью классической русской и новой еврейской культурных традиций, и эта смесь была объявлена единственно правильной и единственной допустимой — государственной. Далее последовали вот уже почти 100 лет её безостановочного развития и укоренения.

Что здесь принципиально важно?
Еврейская культура в самом широком смысле этого понятия в первой половине ХХ века — это в первую очередь культура интернациональная и культура Коминтерна; потому что коминтерновская элита — это в первую очередь евреи из развалившейся Австро-Венгерской империи, выходцы из Вены и Будапешта (поскольку они в начале 1930-х начали перебираться в другие страны и запомнились в истории, как "советские интернационалисты", "немцы" (это в США), "англичане", "американцы" или "французы", то это их полное доминирование в руководящих и агентурных структурах Коминтерна не так очевидно; чтобы его осознать, надо внимательно читать биографические справки). Знаменитая "Франкфуртская школа", по сей день являющаяся главным мозгом современной интернационалистской культурной и интеллектуальной традиции, а до середины 1930-х формировавшая алгоритмы коминтерновской идеологии и пропаганды что в Европе, что в мире, что внутри СССР — это главным образом детище политически очень ангажированных евреев из интеллектуальных центров Австро-Венгрии.
И потому по сравнению с предыдудщей эпохой (окончательно завершившейся где-то в начале 1920-х годов) главной отличительной чертой новейшей российской — якобы "русской", но гораздо точнее было бы сказать "советской и пост-советской" — культурной традиции стал её интернационализм или, тоже точнее, "не-национализм" или — по аналогии с атеизмом — "анационализм".

Ну а поскольку в России любое, даже совсем коротенькое и даже шёпотом замечание, но с использованием любого производного от слова "евреи", сразу чревато для шептуна вселенскими последствиями, принципиально важно понять и сформулировать вслух, где и в чём корень этой своеобразности нашей сегодняшней ("пост-советской") культурной или "креативной", как часто теперь выражаются, традиции.

Он вовсе не в каких-то факторах расистского или антисемитского толка.
Он — в многовековой совершенно уникальной ментальности еврейского народа. Народа, который (несколько условно говоря) два тысячелетия выживал и сохранял свою идентичность в постоянной борьбе с границами государств, с их националистическими правительствами и правителями, с их политикой приоритетной и безусловной защиты интересов национальной элиты, к которой евреи никогда и нигде не принадлежали или если принадлежали, то продолжалось это недолго и заканчивалось всякий раз плачевно, часто трагично.
Вплоть до появления на свет современного государства Израиль мэйнстримом политической, идеологической и культурной мысли еврейских элит во всём мире было максимальное ослабление национальных и всяческое продвижение интернациональных фигур на мировой шахматной доске. Потому что участвовать в отправлении власти на уровне государств-наций евреи могли надеяться только за кулисами и только за счёт долговой кабалы — что накладно и опасно; при всей нынешней уже какой-то запредельной политкорректности, даже в супер-дупер законодателях международных мод США уже есть президент-негр, но ещё нет и очень не скоро будет хотя бы даже просто кандидат-еврей на президентских выборах. А вот участвовать во власти на наднациональном уровне евреи могли и могут наравне со всеми и вполне открыто. Отсюда и свойственный еврейскому народу за пределами Израиля менталитет с колоссальным уклоном в пользу всего интернационального и не менее колоссальным опасением всего национального. На интернациональном уровне они полноправны и "впереди планеты всей"; на национальном уровне за пределами Израиля они — всё по-прежнему "чужие" (даже в Англии и во Франции, где их "лобби" даже помощнее американского будут).
Отсюда же и великое обилие и процветание советских деятелей культуры еврейского происхождения. В советской культуре, не просто лишённой всякого национализма, а агрессивно боровшейся да к тому же при поддержке государства с любым его проявлением, они чувствовали себя, как рыбы в воде. И в отличии от власти партийной, всегда построенной в первую очередь на протекционистской клановости, то есть как раз на интересах, имеющих очень большую и весомую национальную составляющую, в культуре, в искусстве, в науке, в которых клановость в силу специфики гораздо менее предопределена "национальным" фактором, евреи смогли реализовать по самому-самому максимуму свою претензию на участие в публичном управлении "ходом истории".
И это не какая-то "зловредная черта расы", не какой-то её "порок" и даже, как ни странно, не злой умысел. Это — её самобытность. Самобытность настолько глубоко укоренённая, что сами евреи не умеют в массе своей с ней совладать.
"Пора валить", "эта страна", "быдло" — это всего лишь эдакие "гейзеры", выдающие присутствие где-то в недостижимой глубине еврейской идентичности того "анационального" плазменного ядра, о существовании которого все мы подозреваем, но никто — включая самих евреев — никогда "на зуб" не пробовал. Наше подсознание и наш генетический код нам рационально недоступны.

Если смотреть на расклады в газетно-журнально-книжно-музыкально-художественной Москве 1930-х (вспоминаем кстати и злую иронию Булгакова, и адский мстительный погром, устроенный Маргаритой), то "там тогда" по сравнению с "сегодня здесь" все составляющие были гораздо очевиднее: ведь взаимопроникновение двух очень разных традиций и концепций только-только начиналось. Все действующие лица видны как на ладони, словно голенькие — эдакие евреи-"кочевники" и русские-"земледельцы".
А сегодня, конечно, всё уже порядком перемешалось, и, конечно же, даже на "Эхе Москвы" и на "Дожде" есть журналисты чисто русских кровей, и вообще полно простых русских, которые ещё даже "более монархисты, чем сам король". Повторюсь: процесс взаимопроникновения идёт уже без двух годов сто лет, из них 70 в качестве авторитарной государственной политики, так что абсолютно естественно нарождение целых новых поколений, которые ничего, кроме советской и пост-советской массовой идейно-культурной смеси, не знали.

Так вот, что с моей точки зрения в связи с этим принципиально важно.
Важно увидеть эту пост-советскую идейно-культурную смесь "в раскладе". Важно принять, как данность, что ставшая сто лет назад её катализатором и главной составляющей глубинная еврейская самобытная ментальность была, есть и будет и никуда не денется, при условии, конечно, что все остальные граждане-неевреи страны не решат вдруг себе на беду снова обратиться к революционной погромной практике.
Важно осознать, что как нет у Природы плохой погоды, так нет в обществе и плохих самобытностей: они нам даны Историей, как погода Богом.
Осознав это, надо перестать обижаться, сердиться, гневиться (нужное подчеркнуть) на всех, кому люба именно эта пост-советская "концепция" (понимая, что альтернатива неизбежно приведёт к точно такому же кровавому погрому и разгрому, какой в 1936-1938 годах был устроен внутри Коминтерна).
Нужно понять, что нынешний показатель поддержки "Дьявола" — пресловутые 86% — это на самом деле и есть очень точный расклад противников нынешней всё ещё мэйнстримной пост-советской (сохраняющей былые "намешанные" "ценности") идейной и культурной концепции.

Принципиально важно это понимание потому, что, поняв, можно начать последовательно и неконфронтационно отдавать, условно выражаясь, свой голос против пост-советской концепции. Отдавать его так, как и положено среди вежливых свободных людей: голосуя ногами и кошельком. Как совершенно правильно говорил гениальный, но, увы, уж очень пост-советский сатирик Жванецкий: не нравится запах — отойди.
Кто хочет и может выражать свои мысли публично — может выскзаывать публично, а кто стесняется, тот может просто думать про себя, но обязательно каждый раз и спокойно, следующую простую мысль: если сторонник пост-советской концепции заявляет себя прямым потомком русской до-советской концепции — он неискренен и претендует на чужое.
Для чего, почему нужно это делать? Потому что единственный мирный способ загнать пост-советского джинна обратно в бутылку — это с улыбкой и миролюбиво раз за разом повторять всем, даже самым агрессивным и оголтелым пост-советским трибунам: да, поняли тебя, тебе мила не концепция России, а концепция Интернационала, и потому твои заявления о лояльности сторонникам концепции России мы считаем ошибочными, незрелыми, неискренними (и т.п., нужное подчеркнуть). И всё.
Нет повода ни на кого сердиться. На Историю, подарившую нам то, что Она нам подарила, обижаться глупо.

Давным-давно в молодости я увлекался афоризмами и пытался выдумывать свои. Ничего эпохального сочинить не сумел, но придумал однажды вот такое:

Как исправить лжеца? Не верить ему. Представляете: вы лжёте — а вам никто не верит.

То есть если подводить итог несколькими словами, то надо пост-советскую идеологию и культуру с полным к ним уважением поставить на их правильное историческое место. Оно было, возможно, хотя бы отчасти, заслуженно преференциальным и ведущим в начале ХХ века. Но в то же время угнетение евреев времён большевистского Бунда теперь ушло в прошлое, а потому и время особых преференций для евреев и чрезмерного внимания к их концепциям и идеологии тоже ушло. Соответственно выстроенная в основном по их лекалам советская и пост-советская концепция, как национальная и государственная культурная идея, утратила свой raison d'être и право на нравственное лидерство. Достаточно это понять, громко и внятно заявить и без всяких политкорректных умолчаний и недоговорок вслух разъяснить — и ни с кем не надо будет ссориться. Все члены семьи, старые и малые, сами займут причитающиеся им места на "демократической" лавке за общим столом нашей общей Истории.

И вот тогда в России больше не будет ни "еврейского" (пост-советского) "вопроса", ни ложно понятого "креативного и либерального" (а на деле и точнее пост-советского) якобы цивилизационного мэйнстрима.



____________________
Источник:http://monetam.livejournal.com/318026.html

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
siluetov
Oct. 28th, 2015 01:56 pm (UTC)
"...надо пост-советскую идеологию и культуру с полным к ним уважением поставить на их правильное историческое место."


И спокойно выдавить из себя по капле привнесённых зильбертрудов (с)

-^))
bagaev_alex
Oct. 28th, 2015 02:24 pm (UTC)
Например. :-)
monetam
Oct. 28th, 2015 02:59 pm (UTC)
"время особых преференций для евреев и чрезмерного внимания к их концепциям и идеологии тоже ушло" - эге, какое там ! Вы мне скажите, я пойму, а попробуйте об этом сказать погромче ! Мигом возьмут на карандаш, еще неприятностей не оберетесь.

" И всё. Нет повода ни на кого сердиться." - пока это на уровне междоусобных разговоров - выглядит здорово. А вот чуть станет пошире, так наверняка начнут вас-нас травить, и травить умело, активно, бойко.
bagaev_alex
Oct. 28th, 2015 03:44 pm (UTC)
С обеими Вашими ремарками согласен. Особенно насчёт травить и особенно в Штатах, Англии и Франции. В Москве, естественно, тоже.

Хотя, с другой стороны, я иногда думаю, что вот всё-таки насчёт неприятностей — это отчасти миф, который сами сионистские организации запускают и поддерживают. Но что точно: в некоторых профессиях (журналистика, кино и т.д.) неправильные речи запросто могут привести к катастрофической потере заказов и предложений.
( 4 comments — Leave a comment )