?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Покаянное

Вчера привлекло внимание вот это сообщение:

http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/melbarde-prazdnovanie-molodezhyu-9-maya-stavit-vopros-chemu-uchat-v-shkolah.d?id=45951921

Если вкратце, то министр образования Латвии Даце Мелбарде после праздничных церемоний 9 мая публично удивляется, как это молодёжь, учившаяся в латвийских школах с предусмотренным в них патриотическим образованием, участвует "в этом мероприятии" и предпочитает "российские символы" "символам латвийского государства", которые им, вроде бы, должны были преподать в "латвийских" школах.

Первая реакция у меня была такая (в форме реплики в ФБ) :

Вообще-то государство, имеющее в своём активе

а) латышских стрелков, прославившихся особой большевистской непримиримостью в 1917 году и позднее;
б) немецких баронов, для которых их латышские крестьяне были наподобие скота;
в) Карлиса Улманиса, которого даже отобранный специалистами Радио Свобода "эксперт" назвал однажды "позитивным диктатором";
г) пару дивизий СС; и
д) безудержную русофобию на голом месте; а больше -- ничего...

На что?
На какое уважение и к каким своим "государственным ценностям"?
Может оно рассчитывать?
На чём ему вообще молодёжь воспитывать?

Так что при нынешней перекошенной (русофобской) "системе образования" удел молодого латыша -- это либо банальный а-национальный -- "европейский" -- эгоизм и соответственно полный пофигизм, либо ностальгия по историческому достоянию русского соседа (особенно у кого с ним общие корни).

А дама -- прошу прощения -- дура.

(Конец первой реплики)

Дальше, когда уже опубликовал эту реплику, мозг ещё автоматически чего-то там додумывал и даже сегодня заставил порыться в материалах. В результате получилось вот что ещё.



В Латвии были проведены две переписи населения: первая официальная в 1935 году и вторая (организованная немцами) неофициальная в 1943-м. Их результаты в целом соразмерны, и по ним получается, что в то предвоенное и военное время из примерно 1,9 млн человек всего населения Латвии собственно латыши составляли 1,4 млн. Остальные были русские, немцы и евреи, а также в значительно меньших пропорциях поляки, белорусы и украинцы. Еврейское население Латвии было уничтожено ещё в 1941-1942 годах. Немецкое население практически полностью выехало в Германию в 1939-1940 годах.
К 1943 году в Латвии имелись -- соответственно целиком из одних латышей -- два т.н. "добровольческих полицейских полка" ("Рига" и "Лиепая") и ещё несколько полицейских батальонов общей численностью примерно 12-15 тыс. человек, а также две дивизии СС -- 15-я гренадерская (1-я латышская) дивизия СС (18 412 солдат и офицеров) и 19-я гренадерская (2-я латышская) дивизия СС (10 592 человека). (Ещё сколько-то латышей служили в составе Вермахта, но найти сходу сведения о них не получилось, а углубляться в такие подробности в целях данного аргумента нет критичной необходимости.)

Итого, грубо говоря и с учетом доп. наборов и пополнений в 1943-1945 годах, латышей воевало на стороне немцев в составе латышских вооружённых формирований около 50 тыс. человек.
Или примерно 3,5 % всего латышского населения страны.
В СССР в те же годы (население по всесоюзной переписи 1939 года -- 170,6 млн человек) это не в абсолютном, а в относительном выражении соответствовало бы личному составу Красной Армии в количестве 6 млн человек.

Так вот. Немецкая армия по состоянию на 22 июня 1941 года столько и насчитывала (5,5 млн) на Восточном фронте. И примерно столько же было и у нас (на советско-германском фронте), начиная с ноября 1942 года и до конца войны.

Другими словами, латыши, как нация и государство, приняли участие в войне с напряжением своих человеческих ресурсов, сопоставимым по интенсивности если не с нашим, то с немецким точно. Причём последние бои против нас латыши вели, как и немцы, весной 1945, до самого конца защищая Берлин и Гитлера, на верность которому, как и все эсэсовцы, присягнули лично.

И вот из этого, думаю я, и надо исходить в попытках разобраться в провозглашаемых сегодня латышских государственных ценностях. Это государство и эта нация приняли участие во Второй мировой войне (не в абсолютном, а в относительном выражении) точно так же "общенародно" и по тем же соображениям, что и Германия (которая ведь тоже оправдывала свои действия законным желанием вернуть себе несправедливо у неё отобранное.) И точно так же, как Германия, Латвия потерпела от СССР и от русских сокрушительное поражение в войне.

Италия и Финляндия успели вовремя капитулировать и перейти на сторону победителей. А вот Германия и Япония пытались стоять до последнего, и потому их и заставили всерьёз, в исторических масштабах каяться и жёстко вводить у себя систему образования, ценности которой построены на вечной памяти о своей вине перед человечеством вообще и перед русскими (а отнюдь не только перед евреями) в частности; памяти, воспитание которой по сей день является немецкой и японской государственной ценностью и обязанностью одновременно.

А в Латвии, как ни странно, дело обстоит с точностью до наоборот. При том, что (опять же не в абсолютном, а в относительном выражении) заполонение латышских ВС преступной организацией СС было кратно больше, чем в самой Германии (общая численность вообще всех войск СС, в том числе иностранных, к марту 1945 года -- около 850 тыс.). Так что по меркам Нюрнбергского процесса латышские вооружённые силы периода 1943-1945 гг вообще должны считаться самыми криминализированными войсками Второй мировой войны, то есть даже ещё более преступными, чем собственно немецкие (судьба латвийских евреев и многие другие задокументированные военные преступления на территории Латвии тому подтверждение).

Почему же тогда латыши избежали той же участи, что Объединённые Нации уготовили немцам с японцами? Почему не были принуждены каяться за содеянное и жёстко вводить систему образования с очень конкретными покаянными государственными ценностями?

Потому что их взяли под защиту. Под своё крыло. И не столько даже европейцы с американцами в 1991-м, сколько в первую очередь мы сами в 1945-м.

И потому единственная бесспорная и последовательно культивируемая государственная ценность современной Латвии (начиная с 1941 года), думаю я, это эксплуатация в своих интересах великодержавных двойных стандартов и лицемерия. Что латыши и подтверждают на практике почти еждневно все последние 75 лет.



Такой вот спасённый нами от заслуженного наказания военный преступник, нравственный мутант "справедливого послевоенного мирового устройства".